Отчуждение

Скачать ePub PDF печать

Отчуждение — философско-социологическая категория, выражающая объективное превращение деятельности человека и ее результатов в самостоятельную силу, господствующую над ним самим и враждебную ему, и связанное с этим превращение человека из активного субъекта в объект общественного процесса. Отчуждение характеризует как исторически определенный характер деятельности человека, отношение его к продуктам деятельности и к обществу, так и разрушающее влияние социальной жизни антагонистических формаций на личность человека. Отчуждение является исторически преходящей формой опредмечивания человеком своих деятельных способностей в классово-антагонистическом обществе (см. Опредмечивание и распредмечивание). Отчуждение связано с овеществлением, фетишизацией общественных связей, с опосредованием отношений между людьми институционально-«вещными» организациями. Истоки Отчуждения – в разделении труда.

Создание и развитие марксистской концепции Отчуждения.

Марксистское понятие Отчуждения выражает сущность исторически преходящих общественных отношений, основанных на разделении труда и частной собственности. В работах 1842–43 Маркс и Энгельс исследовали сначала Отчуждение в сфере духовной жизни (религия, идеалистическая философия и т.д.), а затем в области политической жизни (например, анализ бюрократизации государства в работе Маркса «К критике гегелевской философии права» – см. Соч., 2 изд., т. 1, с. 269–73). В «Экономическо-философских рукописях 1844 г.» исходным пунктом понимания Отчуждения становится проблема отчужденного труда. Маркс отмечает, что в условиях антагонистических общественных отношений рабочий относится к труду, к акту производства как к принудительному внешнему процессу: в нем он «…не развёртывает свободно свою физическую и духовную энергию, а изнуряет свою физическую природу и разрушает свой дух» (Маркс К. и Энгельс Ф., Из ранних произв., 1956, с. 563).

Человек ощущает себя свободным не в процессе труда, а лишь в том бытии, которое не отличает его от животного. Отношение рабочего к своей деятельности определяет и отношение его к предметам и продуктам своего труда, которые принадлежат не ему, а либо отдельному частному собственнику, либо всеобщему капиталисту – государству и выступают по отношению к рабочему как чуждые, враждебные ему сущности, во власть которых он все более попадает (см. там же, с. 561).

В «Святом семействе» Маркс и Энгельс отмечают различие в отношении эксплуататора и эксплуатируемого к процессу Отчуждения: буржуа «…чувствует себя в этом самоотчуждении удовлетворённым и утверждённым», а пролетарий «…чувствует себя в этом отчуждении уничтоженным…» (Соч., 2 изд., т. 2, с. 39).

В «Экономическо-философских рукописях 1844 г.» Маркс выводит Отчуждение из отношения рабочего к своему труду, которое как результат определенных социальных процессов само должно быть объяснено. В «Немецкой идеологии» Маркс и Энгельс развивают свое понимание Отчуждения. Критикуя М. Штирнера, который сводит проблему «…только к тому, чтобы все действительные отношения, а равно и действительных индивидов заранее объявить отчуждёнными…, чтобы свести их к совершенно абстрактной фразе об отчуждении…», они ставят перед собой задачу – «…изобразить действительных индивидов в их действительном отчуждении и в эмпирических условиях этого отчуждения…» (там же, т. 3, с. 270–71) и фиксируют следующие моменты процесса Отчуждения:

1) Отчуждение частной собственности;

2) Отчуждение государства, когда общий интерес «…принимает самостоятельную форму, оторванную от действительных – как отдельных, так и совместных – интересов, и вместе с тем форму иллюзорной общности» (там же, с. 32);

3) Отчуждение социальной деятельности, которая превращается в «отрицательную форму самодеятельности» – труд.

Существенно новым в «Немецкой идеологии» является то, что Отчуждение связывается здесь с разделением труда и рассматривается как его следствие. Обращая внимание на стихийный характер совокупной социальной деятельности в условиях разделения труда и антагонистических общественных отношений, Маркс и Энгельс отмечают, что Отчуждение, «закрепление социальной деятельности», «консолидирование нашего собственного продукта» в некую вещную силу, «… господствующую над нами, вышедшую из-под нашего контроля, идущую в разрез с нашими ожиданиями и сводящую на нет наши расчёты, является одним из главных моментов в предшествующем историческом развитии» (там же).

Теоретически завершенный вид концепция Отчуждения приобретает в классических работах Маркса и Энгельса 50–60-х гг.: экономических рукописях 1857–58-х гг., «Капитале», «Происхождении семьи, частной собственности и государства», «Анти-Дюринге» и др.

Основные моменты Отчуждения

1) Отчуждение деятельности человека, который выходит из процесса труда обедненным и опустошенным, поскольку творчество, продуктивные силы человека противостоят ему как чуждые, господствующие над ним силы капитала. В буржуазном обществе «всестороннее проявление человеческой сущности предстает как полное опустошение, универсальное опредмечивание как тотальное отчуждение, уничтожение всех определенных односторонних целей как принесение в жертву самоцели неким совершенно внешним целям» (Marx К., Grundrisse der Kritik der politischen Ökonomie…, В., 1953, S. 387). Трудящийся превращен в придаток, в рабочий орган машины. Его труд раздроблен на мельчайшие операции и не требует обнаружения целостности его социальных свойств, превращая рабочего в частичного человека. Из процесса труда исключено всякое эстетическое и интеллектуальное содержание. Труд рабочего «все более и более превращается в чисто абстрактную деятельность, чисто механическую, поэтому равнодушную, индифферентную по отношению к ее особым формам деятельность» (там же, S. 204). Наемный труд – это «отчужденный от самого себя» труд, которому «…созданное им богатство противостоит как чуждое богатство, его собственная производительная сила – как производительная сила его продукта, его обогащение – как самообеднение, его общественная сила – как «сила общества, властвующего над ним» (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 26, ч. 3, с. 268). Отчуждение не тождественно эксплуатации. Эксплуатация наемного труда – это действенное обнаружение процесса Отчуждения, его «действительное проявление» (см. там же, с. 520).

2) Отчуждение условий процесса труда и его результатов. Между рабочим и предметными условиями труда устанавливаются отношения полного безразличия, обособленности и отчужденности. «Объективные условия труда приобретают… по отношению к живому труду громадную, все более увеличивающуюся самостоятельность…» (Маrх К., Grundrisse…, S. 715–16).

3) Извращение отношения между субъектом и объектом: человек становится объектом производственного процесса, а отчужденная вещь, капитал, получает самостоятельное активное существование. Происходит то субъективирование вещей и овеществление субъектов, которое Маркс вскрыл в учении о фетишизме. Капитал из отношения превращается в вещь, но «…в такую вещь, которая содержит в себе, проглотила в себя общественное отношение, – в вещь, обладающую фиктивной жизнью и самостоятельностью, вступающую в отношение с самой собой, в чувственно-сверхчувственное существо» (Маркс и Энгельс, Соч., 2 изд., т. 26, ч. 3, с. 507). Средства производства, приобретшие форму капитала, становятся средством высасывания живого труда: не рабочий потребляет их как веществ, элементы своей производит. деятельности, а они потребляют его как фермент их собственного жизненного процесса. Человек становится лишь персонификацией овеществленных общественных сил: капиталист – персонификацией капитала, рабочий – персонификацией наемного труда. Все отношения между людьми складываются как отношения между исполнителями частичных социальных функций. Их деятельность утратила подлинно человеческое, целостное содержание и превратилась в роль, смысл которой предписывается безличным социальным институтом.

Отчуждение и социальные институты.

Хотя все социальные институты как совокупность образований, призванных регулировать жизнь людей, возникают в процессе человеческой деятельности и не заключают в себе никакой материи, кроме этой деятельности, они приобретают независимый от человека вещный характер и становятся посредниками между людьми; как превращенные формы организации общества они связаны с Отчуждением от реального процесса обществ. жизни.

Разделение труда как социальный институт есть историческая форма распределения масс живого и опредмеченного труда. Общественное богатство рассматривается здесь лишь с количественной стороны, его распределение регулируется стихийным образом, целостная деятельность человека расчленяется на частичные, односторонние операции. Разделение труда превращает специализацию, вытекающую из качественной неоднородности различных типов человеческой деятельности, в профессионализацию – пожизненное выполнение рабочим своей частичной функции.

Классовое государство как социальный институт, в котором общественно-политическая жизнь отчуждается от жизнедеятельности самих индивидов, – наиболее концентрированное выражение «мнимой коллективности» (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, там же, т. 3, с. 75), «суррогат коллективности». Анализируя генезис государства, его зависимость от экономического базиса и от воли господствующего класса, Маркс, Энгельс и Ленин отмечают, что в процессе исторического развития углубляется Отчуждение классового государства от действительных индивидов (см. В. И. Ленин, Соч., т. 25, с. 357–73, 429–46) и одновременно создаются объективные условия для преодоления этого Отчуждения, для отмирания государства. Превращение социальных институтов в сложные рационализированные бюрократические системы, построенные по иерархическому принципу, является одним из следствий Отчуждения. Бюрократизация социальных институтов связана с пассивностью народных масс, которые из подлинных творцов исторического развития превращаются в объект политического управления со стороны господствующего класса.

Отчуждение и культура.

Отчуждение характеризует не только материальную, но и духовную жизнь классово-антагонистического общества. Формируются специфические формы ложного идеологического сознания (от религии в собственном смысле до «светской» авторитарной идеологии). Классовое сознание превращается в институциональную идеологию, которая адекватно выражает волю господствующего класса, враждебного народу и демократической интеллигенции, но превратно отражает самую социальную реальность. Увеличивается власть политических институтов над культурой (господство цензуры, консолидация органов печати в руках небольшой группы политиканов и т.д.), а также разрушительное влияние средств массовой коммуникации и пропаганды (печать, радио, телевидение и пр.), с помощью которых осуществляется психологическая обработка масс, навязываются идеологические штампы, стереотипы мысли и поведения.

Возникает разобщенность внутри самой культуры: формируется так называемая «массовая культура», ориентирующаяся на эстетическую неразвитость обыденного сознания и закрепляющая ее, и элитарное искусство, находящееся в негативной зависимости от критикуемой им «массовой культуры». Господство в позднебуржуазном обществе иррациональных вещных сил, утративших свою видимую связь с жизнью самого человека, обусловливает тот факт, что перед взором многих мыслителей, писателей и художников 20 в. это общество предстает как мир абсурда и алогичности (см. Иррационализм). Но, изображая Отчуждение с позиций самого Отчуждения, искусство вместе с тем осуществляет свое дефетишизирующее призвание. Оно раскрывает парадоксы фетишистского сознания и, разламывая мертвую предметность, разрушает само вещное отношение человека к реальности.

Отчуждение вместе с разделением труда проникает и в науку. В современной науке, организованной по образу и подобию материального производства, растет число исследователей, не понимающих цели своей деятельности, не постигающих целостного процесса исследования и выполняющих вспомогательно-вычислительные, формальные операции. Дегуманизация науки особенно ярко проявляется в том, что ее открытия ставятся на службу разрушит. военным целям, используются для создания средств массового уничтожения.

Преодоление Отчуждения – сложный, противоречивый и длительный процесс, связанный с уничтожением эксплуатации и социального разделения труда, прикрепляющего человека к частичной общественной функции, с отмиранием государства и становлением коммунистических отношений. Идея о снятии Отчуждения отражает тенденции социального развития. Автоматическое производство, являющееся технической базой коммунистического общества, создает возможности для изменения всего облика труда: рабочий перестает быть главным агентом производства, а его деятельность превращается «во все усиливающуюся деятельность по наблюдению и регулированию» (см. К. Marx, Grundrisse…, S. 592). Уничтожение разделения труда и профессионализации не означает уничтожения специализации, то есть специфики различных типов деятельности. Точно так же отмирание социальных институтов, связанное с уничтожением Отчуждения, означает не исчезновение организации общественной жизни, а изменение ее форм: совокупная общественная деятельность будет регулироваться сознательным и планомерным распределением труда пропорционально общественным потребностям.

Коммунизм – это общество реального гуманизма. Мерой общественного богатства становится здесь всестороннее развитие человека.

Читать полностью: Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. Под редакцией Ф. В. Константинова. 1960—1970