Содержание лекции

Явление и действительность человеческого общества. Часть 1

Скачать ePub PDF печать

В этой лекции мы начинаем специальное рассмотрение единства и форм единства социального и биологического в человеке, единства уже не непосредственного (не различенного), а внутри себя расчлененного. Напомним еще раз:

  • — рассматривая простейшее отношение общества (потребление), логически мы рассматривали предпосылки возникновения сущности — то есть то, без чего она не могла возникнуть (и не может существовать).
  • — рассматривая способы обеспечения возможности осуществлять простейшее отношение, мы обнаружили сущность общества (то, как, каким способом обеспечивается существование этого простейшего отношения), сущность — это общественный характер производства
  • — сейчас мы переходим к рассмотрению того, как (в чем) проявляется сущность общества (сфера явления) и к формам единства явления и сущности (единство явления и сущности, формы этого единства — это действительность).

Итак, приступим.

Человек как личность, общественное существо. Проявление общества в биологических отношениях людей.

Рассмотрение человека как индивида, как существа, в котором непосредственно едины биологическое и со­циальное, было рассмотрением предпосылки человека как личности. Переходя к анализу труда, производительного отношения к природе, мы логически переходим к анализу человека как естественного существа, к анализу сущности чело­века. Человек, поскольку он — общественное, а не просто биологическое существо, есть личность. Лично­стное в человеке есть специфически человеческое в че­ловеке.

Труд, производство как взаимоотношение человека и природы диктует возможность человека в качестве общественного существа. Но именно в производственных отношениях эта возможность реализуется через вклю­ченность в производственные отношения, которая есть реальная включенность индивидов в общественные взаимоотноше­ния с природой. Производительное отношение индивидов к природе — возможность их существования в качестве личностей; включенность индивидов в производственные отношения, в общественные отношения производства есть реальность их существования в качестве лично­стей[1].

Следовательно, все люди, поскольку они трудятся, производительно относятся к природе и участвуют в производственных отношениях, уже тем самым пред­ставляют собой личности. Сфера общественного произ­водства есть ядро человеческого общества. Такую же роль сфера общественного производства играет и в об­разовании, функционировании развития людей как лич­ностей.

Предположим, что производительное отношение к природе и производственные отношения существуют, воспроизводятся в неизменном виде. Тогда включение в них новых рождающихся и подрастающих индивидов будет превращением этих индивидов в личности. Но в таком случае эти индивиды перестанут изменяться как личности, поскольку их дея­тельность в качестве личностей будет неизменной, неиз­менно повторяющейся, не требующей изменения целей,

Производительные силы и производственные отноше­ния проявляются через биологические, шире говоря, при­родные связи людей друг с другом и с остальной приро­дой. Сфера социаль­ного в узком смысле слова — это сфера явления общества. Тем самым оказывается возможным вычленить эту область теоретически.

В самой простой форме общественный способ произ­водства проявляется через отношение человека как био­логического существа к остальной природе, через био­логическое потребление. Потребность, например, в пище и ее удовлетворение, взятые как относящиеся к сфере явления общества, — это потреб­ление произведенных предметов потребления и при по­мощи произведенных, средств, следовательно, в этом отношении потребность в пище социально обусловлена.

В более сложной форме проявления общества проис­ходит «просвечивание» социального, общественного спо­соба производства через отношение биологического вос­производства людей (как мы говорили раньше, если человек необходимо вступает во взаимоотношения с другими людьми, эти отношения являются уже социально окрашенными). Законы народонаселения, напри­мер, относятся главным образом к сфере явления об­щества.

Еще более сложная развитая форма проявления об­щества — непосредственное воздействие на биологиче­ские потребности людей самого процесса труда: воздей­ствие на человека как биологическое существо длитель­ности, интенсивности процесса труда, производства, вли­яние на человека как биологическое существо условий труда и производства, разделения труда и производ­ства, а также отдыха и т. д.

В сфере явления общества общественное «просвечи­вает» через биологическое и в биологическом, но все же основным остается то, как социальное обнаруживается непосредственно в биологическом, в биологических свя­зях индивидов. Например, классы различаются пре­жде всего в сфере сущности общества, внутри общест­венного способа производства. Вместе с тем классы от­носятся и к сфере явления общества, имеют социаль­ную сторону в узком смысле слова. В этом социальном аспекте класс выступает главным образом с точки зре­ния того, что его место и роль, единство положения его членов в общественном способе производства проявляют­ся в одинаковости жизни индивидов, относящихся к классу (в одинаковости условий труда, производства и в одинаковости их влияния на индивидов, в уровне обеспеченности пищей, жильем и т. д. и т. п.). Можно сказать, что в таком, узком социальном отношении един­ство класса предстает через одинаковость жизненных интересов входящих в него индивидов.

Чувства, сознание, действия людей. Диалектика производительных сил и производственных отношений.

Личность как участник общественных отношений

При рассмотрении сферы явления общества люди уже предстают в какой-то степени как личности, и все же непосредственно на первый план выступает то, что они есть человеческие индивиды.

Предположим теперь, что производительное отношение к природе и производственные отношения изменя­ются. Это значит, что изменяется деятельность людей в качестве личностей. Именно изменение производствен­ных отношений, изменение общественных отношений производства порождают потребность предвосхитить из­менение общества в представлении, идеально. Чем бо­лее сформировались производственные отношения и чем кардинальнее нужда в их изменении, тем больше пот­ребность предвосхищения изменения общества.

Именно изменение производственных отношений ближайшим образом порождает потребность в индиви­дах, в той или иной степени сознающих свое участие в общественном целом. Или, иначе говоря, потребность в общественном сознании вытекает из производства как процесса, т. е. как изменяющегося, и ближайшим обра­зом — из общественных отношений производства как процесса, т. е. как именно изменяющихся отношений. В полной мере человек есть личность в качестве созна­тельного участника изменения общества как целого (а значит, и соответствующего изменения себя самого).

Сознание в целом вырастает из процесса производства и главным образом существует ради процесса произ­водства. Сознание имеет в себе две стороны; с одной стороны, это предвосхищение в представлении, т. е. иде­ально, результата преобразования предмета труда сред­ствами труда, иначе говоря, речь идет о знании; с дру­гой стороны, это есть предвосхищение в представлении, идеально, своего отношения к людям и людей к себе, отношений людей друг к другу. Вторая сторона и есть само по себе сознание, т. е. знание со стороны его об­щественного существования, существования через общественные отношения. С этой второй стороны, созна­ние само по себе необходимо включает в себя, необхо­димо предполагает самосознание. Сознавать, совместно, общественно знать нельзя, если индивиды не отличают себя друг от друга в качестве знающих, если индивиды не знают себя в качестве знающих по отношению к другим индивидам. Первая сторона (знание) вырастает преимущественно из взаимоотношения человека и при­роды, вторая сторона — из взаимоотношения людей в производстве, труде, при этом, конечно, обе стороны сознания внутренне едины друг с другом в своем различии. Как отдельный человек не существует вне внутренней связи с другими людьми, обществом и наоборот, так и сознание людей внутренне едино и различно с самосознанием.

Соответствие и несоответствие производительных сил и производственных отношений. Стадии развития

Всякое данное производительное отношение к приро­де имеет спектр возможностей своего применения и из­менения. В зависимости от тех или иных производ­ственных отношений эти возможности могут быть реа­лизованы так или иначе, в той или иной степени, но они не могут (по крайней мере, надолго) выйти за «рамки» этих возможностей. В этом смысле они не мо­гут совершенно и более или менее длительно не соответ­ствовать производительному отношению к природе.

Абсолютное, совершеннейшее соответствие производ­ственных отношений производительным силам невоз­можно. Всякое соответствие имеющихся производствен­ных отношений наличным производительным силам включает в себя в той или иной степени, в том или ином отношении также и несоответствие.

Как всякий процесс развития, соотношение данных определенных производственных отношений и опреде­ленных производительных сил, на основе которых они возникли, проходит типичные стадии.

Стадия возникновения новых производственных от­ношений — стадия возникновения как соответствия, так и несоответствия вновь возникших производствен­ных отношений имеющимся производительным силам. На этой стадии новые производственные отношения в основном соответствуют унаследованным производи­тельным силам, унаследованному производительному отношению к природе.

Стадия формирования новых производственных отно­шений. На этой стадии в рамках новых производствен­ных отношений происходит изменение унаследованных производительных сил, унаследованного производитель­ного отношения к природе. Вместе с тем формируется несоответствие новых производственных отношений изменяющимся в их рамках производительным силам, из­меняющемуся в их рамках производительному отноше­нию к природе.

Стадия зрелости новых производственных отношений. На этой стадии в рамках новых производственных отно­шений сформировываются качественно иной характер и соответствующий ему уровень производительных сил по сравнению с унаследованными характером и уровнем производительных сил. На этой стадии достигает зре­лости несоответствие новых производственных отно­шений производительным силам, качественно и количе­ственно изменившимся по сравнению с унаследованными производительными силами.

Стадия упадка, регресса, загнивания, умирания этих производственных отношений. Если даже на стадии возникновения новых производственных отношений нет и не может быть абсолютного соответствия, только соот­ветствия новых производственных отношений имеющим­ся производительным силам, то даже на стадии упадка нет абсолютного несоответствия, только несоответствия имеющихся производственных отношений имеющимся производительным силам. Произ­водительные силы сами по себе никогда абсолютно не исключают старые производственные отношения.

Следовательно, автоматическая смена одних произ­водственных отношений другими вследствие только раз­вития производительных сил и одного лишь противоре­чия между старыми производственными отношениями и изменившимися (качественно и количественно) произво­дительными силами невозможна.

Смена одних производственных отношений другими, реализация различных возможностей, содержащихся в производительных силах, зависит не только от объек­тивных предпосылок — они необходимы, но недостаточ­ны, — а также .и от мыслей, чувств и действий людей, направленных либо на поддержание существующих про­изводственных отношений, либо на возвращение к ста­рым, либо на замену существующих производственных отношений иными, не имевшими места прежде (революционные перемены).

Наиболее вероятна смена существующих производ­ственных отношений на стадии упадка. Так как в основе изменения произ­водственных отношений лежит изме­нение производительных сил, вообще производительного отношения к природе, (главное для людей — всё же производительное отношение к природе, а не производственные отношения), — то смена сущест­вующих производственных отношений в общем и целом закономерно происходит на стадии их умирания.

Однако по мере того как производительное отноше­ние к природе, производительные силы развиваются на­столько, что они позволяют производить изобилие мате­риальных благ, производственные отношения приобре­тают все большую относительную самостоятельность по отношению к производительным силам, производитель­ному отношению к природе. Люди получают все больше и больше возможностей для выбора производственных отношений, связь производственных отношений с произ­водительными силами, с производительным отношением к природе становится все более опосредствованной. Но, конечно, общей основой для изменения производствен­ных отношений продолжают всегда оставаться произво­дительные силы, производительное отношение к приро­де, ибо без этого люди не могут существовать.

При отсутствии изобилия материальных благ произ­водственные отношения, их смена более жестко детер­минированы производительными силами, производитель­ным отношением к природе, ибо при отсутствии изоби­лия материальных благ особенно остра необходимость наилучшего использования производительных сил, про­изводительного отношения к природе для того, чтобы получать возможно больше материальных благ.

При наличии изобилия материальных благ сущест­венно изменяется сам характер детерминации производ­ственных отношений производительными силами, произ­водительным отношением к природе. Главным для вы­бора (сознательного или бессознательного) людьми про­изводственных отношений становится не количество и качество результатов, продуктов производства, а коли­чество и качество процесса труда как способа развития сил человека (не забываем, что наше рассмотрение происходит с учетом имеющегося практического опыта существования социалистического производства).

Так как на любой из отмеченных стадий имеются и соответствие и несоответствие существующих произ­водственных отношений имеющимся производительным силам, то существует возможность миновать или одну из этих стадий, или их все и сразу установить наиболее высокие производственные отношения из тех, которые так или иначе, хотя бы минимально и в самых ограни­ченных отношениях соответствуют производительным си­лам, производительному отношению к природе.

Если  производственные отношения человечества развиваются в различных своих «частях» и т. п. нерав­номерно, то вполне вероятен «перескок» менее развитых «частей» под влиянием более развитых «частей» через одну или несколько стадий развития. Но тем не менее развитие производственных отношений общества, взятых в целом, или, иначе говоря, смена производственных отношений, имеющая всемирно-историческое значение, происходит на стадии упадка сменяемых производ­ственных отношении.

Когда именно и как именно происходит смена одних производственных отношений другими, зависит от су­ществующего способа производства, от спектра возмож­ностей его изменения, таящихся в нем самом; но не только от этого, а также от того, как и насколько люди осознают имеющиеся возможности, как они восприни­мают их, как они действуют ради реализации тех или иных возможностей, таящихся в способе производства.

Свобода выбора

Пока речь шла о простейшем отношении, люди вы­ступали либо как одинаковые друг с другом, либо как различающиеся по полу и возрасту. Когда речь шла о производительном отношении к природе и о производ­ственных отношениях в их единстве и в отвлечении от их изменения, т. е. в отвлечении от их изменения внутри способа производства, люди различались по их месту, роли, значению в совокупном производстве. Теперь, когда обнаруживается зависимость смены производ­ственных отношений, изменения способа производства от людей, которые не есть только носители труда и но­сители производственных отношений (то есть, являются сознающими субъектами), на первый план выступает то, что люди имеют свободу выбора.

Пока рассматривались труд, производительное отно­шение к природе, в общем и целом на первый план выс­тупала необходимость (труд, производство представля­лись средством удовлетворения биологических или тру­довых потребностей), а познание — как познание необ­ходимости. Свободу выбора люди имеют потому, что необходимость не есть абсолютно предопределенная, объективные возможности таковы, что могут быть реа­лизованы различно, хотя и на основе имеющегося спект­ра возможностей.

Свободу выбора люди имеют также потому, что выбор зависит и от них самих, и от их чувств, сознания, воли, индивидуальных качеств. Чувства, сознание, действия людей, поскольку дело заключается в изменении производственных отношений, а значит, производства как общественного производ­ства, как целого, имеют своим содержанием это целое, сферу общественного производства, т. е. представляют собой общественные чувства, общественное сознание, общественные действия.

Свобода выбора отношений людей друг к другу пред­полагает, что индивид выделяется из коллектива, и тем самым развивается как личность. Говоря о выделении индивида, мы не имеем в виду обязательно антагонизм, враждебность индивида коллективу. Речь идет о том, что человек относится к коллективу не как животное, а как существо, осознающее свою связь с другими ин­дивидами, с коллективом, осознающее себя как способ­ного к различным мыслям, чувствам, действиям в ка­кой-либо ситуации общения.

Выделение индивидов в коллективе как личностей означает приобретение ими способности к свободному выбору в общении, выбору, основанному на познанной необходимости, т. е. выбору в общении, опирающемуся на то или иное знание других людей, коллектива, себя самого. Знание, познание свободы выбора отношений людей друг к другу есть вторая из упомянутых выше сторон сознания.

При этом необходимо помнить, что в широком смысле слова и знание, и собственно сознание есть сознание.

Знание и познание. Сознание и его связь с ними

Познание есть процесс получения знания. Знаниерезультат познания. Знание образуется прежде всего в целесообразной деятельности по преобразованию природы. Знание есть отражение. Знание в широком смысле слова включает в себя и верное, правильное, и неверное, неправильное отражение. Знание в самом узком смысле слова есть абсолютная истина, знание в более широком смысле слова есть единство абсолютной и относительной истины. А в еще более широком смысле слова знаниеединство истины (собственно знания) и заблуждения. Если заблуждение закрепляется, раздувается причинами, посторонними к самому процессу познания, то оно вообще выходит за границы знания даже в самом широком смысле слова.

Заблуждение входит в знание и познание лишь постольку, поскольку оно представляет собой необходимый побочный момент и продукт, результат достижения истины, верного, правильного знания. То есть, именно получение истины обнаруживает неистинность заблуждения, определяет его. Знание вообще по своему происхождению и по сути есть цель. Знание как цель представляет собой верное, правильное предвосхищение результата, продукта процесса труда, осуществляемое при помощи верного, правильного знания о средстве и предмете труда, их свойствах, а также о способе труда.

Знание — это не пассивное отражение, не отражение только того, что есть. Это отражение есть отражение того, что есть, и вместе с тем того, что будет, то есть, вместе с тем предвосхищающее отражение.

Тождественны ли цель и знание? По сути своей цель и знание неотделимы друг от друга, внутренне едины. существуют лишь в превращенности друг в друга. Знание предстает как отражение того, что есть, а цель — как предвосхищение результата, того, что будет, как-то, что направляет движение к результату, то есть как управление движением к результату.

Если знание, познание как таковые образуются преимущественно в процессе преобразования природы и для преобразования природы, то в качестве знания, познания они призваны к преимущественному отражению природы. Производственные, вообще общественные отношения, собственно сознание могут быть объектом и предметом познания, знания, но в этом случае общественные отношения, собственно, сознание отражаются со стороны их обусловленности природой, производительным отношением к природе, выступают как объективно существующие, как объект.

Если собственно сознание как таковое происходит в конечном счете и главным образом из производственных отношений, из общественных отношений производства, то и предназначено оно главным образом (но не исключительно) для осознания общественных отношений производства. В знании, познании познается нечто как независимое от познающего. Сознание, следовательно, необходимо предполагает самосознание. Иначе говоря, в знании, познании познающийсубъект, а то, что познается, — объект, тогда как в собственно сознании знание, познание, отношение субъекта и объекта есть необходимый, но подчиненный момент, а главный специфический момент сознания есть отношение субъектов друг к другу.

Итак, знание, познание людей едины с собственно сознанием и в отрыве от него реально не существуют; собственно, сознание едино с знанием, познанием, необходимо включает их в себя, и в отрыве от знания, познания реально не существует. Сознание в целом, в широком смысле, есть внутреннее единство этих различных сторон.

Исходя из сказанного, мы полагаем, что наука по преимуществу, главным образом есть форма знания, познания. При сохранении порабощающего разделения труда (или более или менее существенных его остатков) имеет место разделение наук на науки о природе и науки об обществе.

Науки о природе представляют собой главным образом знание, познание. Науки об обществе представляют собой главным образом сознание. Наука, соответствующая развитому, зрелому человеческому обществу, — главным образом синтетическая, внутренне единая наука; знание, познание природы и осознание общества низводятся в ней на роль внутренне единых различных моментов.

Собственно, общественное сознание, в отличие от науки, вообще от знания познания, призвано регулировать отношения людей друг к другу как субъектов, что необходимо предполагает отношение людей друг к другу также и в качестве самосознающих. Поскольку человек обладает собственно сознанием и самосознанием, постольку он есть личность.

Человек как личность существует лишь в коллективе, лишь в отношении к коллективу и при том как способный к свободному выбору своих отношений с другими людьми. Образование личности представляет собой и выделение индивида из коллектива, и осознание единства с коллективом. Следовательно, образование личности есть в то же время процесс расчленения общности индивидов и их объединения как расчленяющихся.

Собственно общественное сознание существует реально в качестве сознания индивидов и тех их отношений, связей, которые образуются и существуют благодаря тому, что они, прежде чем образоваться, проходят через сознание. Личность есть индивид, обладающий сознанием (и самосознанием) и действующий как сознающий (и самосознающий) индивид. Сознание (и самосознание) индивида есть индивидуальное, а точнее, личностное, или личное, сознание (и самосознание). Общественное сознание не существует иначе, как в головах индивидов, и вместе с тем не сводится к индивидуальному, точнее, личностному сознанию (и самосознанию), а представляет собой продукт деятельности коллектива, продукт деятельности индивидов, образующих целое.

Общественное сознание есть внешнее, объективное, данное независимо от отдельного сознающего индивида, поскольку помимо этого сознающего индивида имеются другие сознающие индивиды; но вместе с тем индивидуальное сознание представляет собой сознание, общественный продукт, установленное или устанавливаемое единство с другими людьми, как сознающими и самосознающими, образует собой внутренний момент общественного сознания.

Сознание реализуется всегда в головах индивидов, личностей, но содержание сознания есть общественное содержание. Cознание других индивидов для данного индивида в отмеченном отношении выступает как объект, как то, что познается, как объект знания, познания. Следовательно, в этом отношении знание, познание оказываются необходимым моментом собственно сознания.

В собственно общественном сознании для каждого индивида другой индивид или другие индивиды выступают не только в качестве объектов, но главным образом в качестве субъектов (объектом знания, познания здесь будет субъект) и притом, как субъектов, внутренне единых друг с другом. Иначе говоря, собственно общественное сознание есть знание и познание различными людьми других людей и самих себя в их связях, отношениях, единстве друг с другом как активных и знающих других и себя в этом единстве.

Общественное сознание и его объект. Мышление

Чтобы ответить на вопрос, что является объектом общественного сознания, необходимо заметить что общественное сознание в узком смысле по самой своей сути — сознание общества, т.е. сознание целого, сознание общества как целого. При этом сознание может быть более или менее отчётливым, верным, совершаться так или иначе, воспроизводить те или иные аспекты целого в той или иной степени.

Объект собственно общественного сознания, или сознания в узком смысле (взятого как такового и в полном объёме) образуется связями, отношениями различных людей и совершается без участия сознания. Что же в этих связях, отношениях, происходит без участия общественного сознания?

Объектом общественного сознания, взятого в узком смысле, являются производственные отношения, как не зависящие от общественного сознания. Поскольку производственные отношения определяются с необходимостью спектром возможностей, имеющихся главным образом в производительных силах (то, как могут располагаться люди в уже имеющемся процессе производства, какие роли выполнять и т.п.), в наличном производительном отношении к природе, постольку они не зависят от общественного сознания.

Определённое общественное сознание вырастает из производительного отношения к природе и обусловленных им производственных отношений. Поэтому производительное отношение к природе и производственные отношения образуются и развиваются, не проходя при своём складывании полностью как целое через общественное сознание. Даже сознательное развитие производительного отношения к природе, производительных сил, производственных отношений предвосхищает это развитие, но границы предвосхищения определяются самим этим развитием.

Отсюда следует, что общественное сознание всегда на всех стадиях развития общества влияет на развитие способа производства с одной стороны, а с другой стороны это влияние не является определяющим.

Знание человека – это отражение предметов, процессов и т.п. с точки зрения возможностей их изменения. Общественное сознание, также являясь между прочим и знанием, есть отражение материальной жизни общества, главным образом производственных отношений, обязательно как процесса с точки зрения возможностей их изменения. Общественное сознание как собственно сознание регулирует отношения людей как активных и знающих себя в их единстве в качестве субъектов, прежде всего и главным образом в сфере производственных отношений. При необходимости коренного изменения общественного способа производства, общественное сознание имеет особенное значение. В период простого функционирования данного способа производства, роль общественного сознания менее значительна.

Итак, на стадии возникновения новых или наибольшего соответствия существующих производственных отношений имеющимся производительным силам роль общественного сознания наименее значительна, в общем и целом. И, наоборот, играет значительную роль на стадиях упадка существующих производственных отношений.

Поскольку общественное сознание есть знание и познание, то его содержание есть, главным образом, отражение производственных отношений и особенно возможностей их изменения, обусловленных имеющимися производительным отношением к природе и производительными силами [2]. Так как содержание общественного сознания есть отражение, существующее в головах индивидов, то на содержание общественного сознания влияет, хотя и не главным образом, своеобразие индивидов, специфика их индивидуального отражения. Индивиды, реализующие это отражение, имеют не только определённые биологические потребности, занимают определённое место в производительном отношении к природе и в производственных отношениях, но также имеют определённые природные задатки, вступающие во  взаимодействие с общественной средой. Это взаимодействие образует своеобразную личность, обладающую как общими со всеми другими или частью других личностей, так и неповторимыми чертами. Также и среда, формирующая, развивающая личность, обладает как общими, так и своеобразными, неповторимыми чертами и их сочетанием.

Отражение действительности индивиды осуществляют деятельностью, действием, при помощи чувств и мыслей.

Знание вырастает в труде, как момент труда (труд здесь во всём многообразии, в том числе и умственный) Знание, взятое в целом, получается ради преобразования и в процессе преобразования природы.

Знание (как внутренне единое с сознанием) об обществе, о людях представляет собой как бы «перенос» способа, характера отражения преобразуемой природы на особую, социальную форму движения материи.  То есть, общество познается так же, как и преобразуемая им природа

Так как общество, люди едины со всей остальной природой, то их достаточно главным образом познать.

Так как общество, люди не сводятся ко всей остальной природе, то их отражение осуществляется преимущественно сознанием.

Но люди и общество отличны от природы во внутреннем единстве с ней, а знание и сознание отличны друг от друга также в их внутреннем единстве друг с другом. Преобразуя природу человек, проникает внутрь природы, внутрь природных предметов, процессов, явлений и вскрывает то, что в природе «спрятано», что в непосредственно данных предметах, явлениях, процессах природы не имеет места.

Природа, воспринимаемая непосредственно, без и вне преобразования, отражается чувственно (как и у животных). Это отражение является непосредственно данным, внешним. А те стороны, черты и т.п. процессов, явлений, предметов природы, обнаруживаемые благодаря преобразованию, и не даны без процесса преобразования, непосредственно, внешне, — являются внутренними, существенными сторонами, чертами и т.п.

Труд, как процесс обмена веществ между человеком и природой, достигает зрелости, когда становится устойчив, постоянно совершается и происходит при помощи искусственно созданных средств труда. Поэтому и в познании, знании закрепляется, становится устойчивым отражение того, что не дано непосредственно, но представляет собой внутреннее, существенное, тогда, когда и в познании, знании специально отражаются средства и способы познания.

Отражение внутреннего, сущности процессов, предметов, явлений, причём с выделением средств и способов постижения внутреннего, сущности [3] и есть собственно человеческое мышление, как знание. Но постижение средств и способов самого отображения есть направленность мышления на само мышление. Следовательно, развитое мышление человека, ставшее мышлением человека – это отображение внутреннего, сущности процессов, предметов, явлений, на которое направлено мышление, и одновременно мышление о мышлении, а именно как мышление в качестве познания – мышление о средствах и способах мышления.

Человеческое мышление как сознание, взятое в «чистом» и развитом виде, есть мышление (1) и мышление о мышлении (2) именно с точки зрения отражения их связи с общественными потребностями, с точки зрения их общественной природы, их общественной роли и значения.

Осознание личностью своего мышления (причём на него может быть направлено и мышление и чувства) в его связи и различии с сознанием других людей, с общественным сознанием – является человеческим мышлением как самосознанием.

Чувства человека не существуют в отрыве от мыслей и, всегда так или иначе, связаны с ними, с его сознанием   с чувствами и мыслями других людей как индивидов и как общественного целого.

Чувства и мысли, сознание индивидов побуждают к действиям и направляют их действия.

Объект общественного сознания не зависит от общественного сознания. А объект у общественного сознания есть, ибо оно есть сознание (то есть, нечто познается и познается совместно). Но для общественного со-знания характерны отражение субъекта как субъекта и воздействие на людей как субъектов. Так как имеется в виду общественное со-знание, то оно имеет содержание, не сводимое просто к отражению процессов, отношений, связей, независимых от общественного сознания (1), то оно имеет содержание, не сводимое только к знанию, познанию (2).

Важно понять отличие: знание — это знание субъекта об объекте, со-знание (общественное) — знание субъектов об объектах и одновременно — знание субъектов о субъектах, восприятие себя и других как связанных субъектов.

Само это содержание общественного сознания имеет различные формы.

Формы общественного сознания

Предварительно имеет смысл указать на особенность подхода к рассмотрению форм общественного сознания в данном разделе лекций. Вообще, в качестве общепризнанных форм общественного сознания известны такие формы, как эстетическое сознание, политика, право,  наука, религия, философия и мораль.

Однако, нужно обратить внимание на то, что, во-первых, мораль — это особая форма общественного сознания, не стоящая как рядоположенная с другими формами. О ней можно сказать как и о творческом труде, что она может развиться (созреть) только в зрелом обществе и из регулирующего отношения людей средства, каковым она в основном является сейчас, стать чем-то иным, истинно присущим человеку.

Во-вторых, в данном рассмотрении форм общественного сознания их классификация основывается на тех сторонах жизни человека, которые сами по себе являются основой проявления форм сознания вообще — это действия, мысли и чувства. И такая классификация, на наш взгляд, является наиболее целесообразной с точки зрения того, что и действия, и мысли, и чувства — неотъемлемая часть человека как в прошлом, так и в будущем, в отличие от других условий для образования некоторых форм общественного сознания (таких, как политика и право, например). Таким образом, можно сказать о том, что общепризнанные (общеизвестные) формы общественного сознания оказываются проявлением иных форм, форм другого масштаба, так скажем. В ходе изучения и обсуждений лекций станет более понятно то, о чем мы сказали сейчас.

Форма первая, с преобладанием действия. Добро. Зло. Долг. Совесть

Содержание и формы общественного сознания — это продукты взаимодействия людей, имеющих чувства, мысли, людей действующих.

Каковы же основные формы[4] общественного сознания? Общественное сознание отражает субъекта именно как субъекта и воздействует на людей как на субъекты, а это отражение и воздействие осуществляются в виде действий и при помощи чувств и мышления, поэтому общественное сознание расчленяется на три основные формы в зависимости от преобладания того или иного из этих трех моментов (т. е. действия, чувств, мышления)[5]

Начнем с формы общественного сознания, для которой характерно преобладание действия.

Какова та форма общественного сознания, в функционировании которой преобладает влияние действий, или, иначе говоря, в которой оформление общественного сознания происходит при преобладающем влиянии действия? Это действия личностей, действия сознающих и самосознающих индивидов, т. е. индивидов, выделившихся из коллектива и так или иначе сознающих и это свое выделение из коллектива, и свою связь с ним (то есть, единство и различие). Кроме того, речь, естественно, идет о действиях индивидов по отношению к другим индивидам и коллективу, о действиях, направленных на других индивидов и на коллектив в целом (или о действиях, направленных на преобразование природы, но постольку, поскольку эти действия влияют непосредственно на других индивидов, на коллектив).

В любом целом его части, стороны подчинены целому. Какова же в таком случае высшая цель действий индивидов по отношению друг к другу и к коллективу? Высшая цель — это сохранение и развитие целого, т. е. коллектива, в конечном счете — сохранение и развитие всего общества, всего человечества как целого[6] и притом наилучшее сохранение и развитие всего человечества. Если сохранение и развитие коллектива (общества) противоречат сохранению и развитию индивида, то более существенным являются сохранение и развитие коллектива (общества), а сохранение и развитие человечества в целом более существенны, чем сохранение той или иной его части (класса, слоя, группы и т. п.).

Идея добра в ее наивысшем развитии — это идея направленности действий на сохранение и развитие всего человечества.

Действия индивидов определяются прежде всего и главным образом необходимостью удовлетворения биологических потребностей, тем или иным местом в производительном отношении к природе и в производственных отношениях. Их материальное положение, их место в материальной общественной среде определяет их материальный интерес. Говоря о материальном интересе[7], мы имеем в виду интерес, поскольку он с необходимостью определяется материальным положением, местом в материальной общественной среде. Так как общество есть не только и не просто сумма индивидов, а единое целое, то у общества как целого есть материальные интересы, не сводимые к материальным интересам отдельных индивидов или даже просто к одинаковым интересам всех отдельных индивидов, взятых в качестве простой суммы индивидов.

Если общество разделяется на части (классы, слои, группы и т. п.) по их материальному положению, то каждая из этих частей сама может быть меньшим целым и обладать материальными интересами, присущими им именно как таким целым (например, класс феодалов, буржуазии, пролетариев и т.д.).

Материальные интересы с необходимостью определяют действия индивидов, частей общества. Поскольку материальное положение индивидов, общества, его частей не является чем-то неизменным, постольку изменяются и материальные интересы. При этом человек действует как сознающий (и самосознающий) индивид. Поэтому он может выбирать различные возможные действия в спектре, определенном его материальными интересами.

Часть общества, действующая как целое, и все общество, действующее как целое, также могут выбирать различные действия в спектре, определенном их материальными интересами.

Эти действия могут приносить либо пользу, либо вред (польза и вред могут различаться по степени).

Общественное сознание не сводится ни к индивидуальному сознанию, ни к простой сумме сознаний всех индивидов. Однако общественное сознание и не существует в отрыве от индивидуального сознания, от сознающих индивидов. Общественное сознание есть связь индивидов как сознающих (и самосознающих) индивидов.

Следовательно, форма общественного сознания, фиксируемая через призму действий сознающих (и самосознающих) индивидов, есть форма связи сознающих и (самосознающих) индивидов друг с другом, фиксируемая через призму их действий, форма именно связи, а не просто одинаковости изолированных индивидов (взятых отдельно, без учета их связей).

При такой форме общественного сознания действия осознаются и совершаются с точки зрения их пользы и вреда для других индивидов, для связи индивидов, поскольку она отлична от составляющих общество отдельных индивидов, т. е. для индивидов, объединенных в целое.

Полезность действий людей как сознающих (и самосознающих) индивидов для наилучшего сохранения и развития человечества как целого есть добро в его наивысшем развитии. Вредность действий людей как сознающих (и самосознающих) индивидов для сохранения и развития человечества в целом есть зло в его наивысшем развитии.

Внутри этой формы общественного сознания можно, в свою очередь, различить, что по преимуществу относится к содержанию, а что — к форме.

Сначала о содержании внутри этой формы.

1. Действия индивида могут быть направлены на пользу другого индивида или части общества, или всего общества в целом, и, вместе с тем, они могут быть полезны самому индивиду.

2. Действия индивида могут быть направлены на пользу другого индивида или части общества, или всего общества, и, вместе с тем, они могут быть вредны самому индивиду.

3. Действия индивида могут быть направлены во вред другому индивиду или части общества, или всему обществу, и, вместе с тем, они могут быть полезны самому индивиду.

4. Действия индивида могут быть направлены во вред другому индивиду или части общества, или всему обществу, и, вместе с тем, они могут быть вредны самому индивиду.

Возможны переплетения этих случаев в различных отношениях и в разных ситуациях. Действия осуществляются в рамках противоположности добра и зла [8].

В основе всех этих действий лежат материальные интересы, их одинаковость или неодинаковость, их связи, различия, противоположности, противоречия

Поскольку часть общества и все общество представляют собой целые, не сводимые ни друг к другу, ни к отдельным индивидам, ни к сумме индивидов, постольку добро и зло, с точки зрения сугубо индивидуальной, добро и зло, с точки зрения части общества как особой целостности, и добро и зло, с точки зрения всего общества как целого, не сводимы друг к другу. То есть, например, то, что является благом с точки зрения класса капиталистов, нельзя свести (обобщить) к тому, что это “особое благо” является благом для всего общества. Таким образом, мы говорим о том, что понятия добра и зла являются понятиями общественного характера, а не частного (частичного).

Необходимость добра и зла, с точки зрения отдельного индивида, с точки зрения разных индивидов, с точки зрения части общества как особой целостности и всего общества как целого, служит основанием для существования долга. Так как сознание есть по своей сути общественное явление, то и долг — явление общественное.

Долг — это требование действия в соответствии с добром, поскольку это добро не совпадает непосредственно с сугубо индивидуальной пользой. Действия, совершаемые сознающим (и самосознающим) индивидом, и направленные на получение пользы для себя лично, не являются добром, потому что не направлены на пользу существования кого-то другого, индивида (или индивидов) как общественного существа.

Следовательно, долг — это внешнее требование действия в соответствии с добром. Человек может или сам выбрать исполнение долга, или быть к этому вынужден. Если действие в соответствии с добром усваивается индивидом, пропускается через его внутренний мир (при формировании личности) и образуется потребность в его совершении, то у человека формируется совесть.

Совесть есть внутренняя потребность личности (индивид, не являющийся личностью, не может иметь совести) в совершении действий в соответствии с добром.

Отсюда видно, что долг и совесть существуют всегда, когда существует общество, они необходимы для существования общества, у изолированного индивида они невозможны и образуются у сознающих (и самосознающих) индивидов в процессе их участия в жизни общества.

Материальным основанием добрых действий служат одинаковость и главным образом единство, связь материальных интересов. Материальным основанием злых действий служат неодинаковость, различие и главным образом противоположность и противоречие материальных интересов. Но, как уже отмечалось, это — основание, к которому действия, их выбор, не сводятся, ибо добрые и злые действия есть действия сознающих (и самосознающих) индивидов. То есть, существует возможность выбора.

Тем не менее, если в обществе преобладают одинаковость и единство материальных интересов, то в нем преобладают добрые действия, если в обществе преобладают неодинаковость, различие, а тем более противоположность и противоречия материальных интересов, то в нем преобладают злые действия.

Конечно, в силу того, что материальные интересы индивидов именно как отдельных индивидов, даже если они у них всех одинаковы, никогда не могут быть полностью сведены к материальным интересам общества как целого, то всегда сохраняется определенное материальное основание для злых действий. Но существует колоссальная разница между

а) таким состоянием, когда материальный интерес общества, хотя и не сводится полностью к непосредственному интересу индивида, отличается от него, но в конечном итоге не противоречит ему и оказывается опосредованным материальным интересом индивида и

б) таким состоянием общества, когда материальный интерес общества или части общества противоположен, противоречит непосредственному материальному интересу индивида.

На тех этапах истории человечества, когда развитие общества происходит преимущественно путем раскола общества на противоположные и противоречащие части, имеющие противоположные и противоречащие интересы, развитие добра происходит, но происходит в основном не непосредственно, а через его отрицание злом, через осуществление зла, т. е. через свою противоположность (то есть, негативно). Непосредственно и ближайшим образом господствует зло, но преобладание зла необходимо в конечном счете для развития добра и как подготовка к преобладанию добра, более того, добро, когда существование эксплуатации исторически необходимо, осуществляется в общем и целом через осуществление зла, через осуществление своей противоположности[9].

Поскольку общество развивается в целом и как целое прогрессивно, постольку всегда в конечном счете доминирует добро. И тем не менее непосредственно на тех или иных стадиях прогрессивного развития человечества это развитие может с необходимостью происходить через осуществление и развитие зла, через непосредственное доминирование зла.

Осуществление в конечном счете добра через непосредственное осуществление господства зла происходит при наличии противоположности и противоречия в обществе материальных интересов и противоположности, противоречий материальной деятельности носителей таких интересов. Тогда то, что есть добро с точки зрения носителей одних материальных интересов, оказывается злом с точки зрения носителей противоположных и противоречащих интересов. И наоборот.

Высшее добро, т. е. добро с точки зрения развития всего человечества, опосредствовано этой противоположностью и осуществляется постольку, поскольку те или иные из противоположных и противоречащих интересов совпадают с интересами всего человечества в целом.

Неследование представителями одних материальных интересов тому, что есть добро, и следование тому, что есть зло, с точки зрения носителей противоположных и противоречащих материальных интересов, и такое же отношение последних к тому, что есть добро и зло, с точки зрения первых, становятся правилом при расколе общества на носителей противоположных и противоречащих материальных интересов.

Тут имеет место борьба носителей противоположных и противоречащих материальных интересов. Рассмотрение общественного сознания под углом зрения формы, в которой общественное сознание предстает прежде всего через призму действий сознающих (и самосознающих) индивидов, обнаруживает, что при единстве материальных интересов эта форма существует в одном проявлении: как добрые или злые действия при опосредствованном и непосредственном преобладании добрых действий.

Первое проявление — в морали

Иное дело при доминировании в обществе противоположных и противоречащих материальных интересов (следует отметить, что раскол и существование противоположных интересов, их носителей, осуществляются внутри общества как целого. Общество существует как целое, развиваясь через противоположность интересов, их борьбу. В конечном счете все-таки доминирует развитие общества как целого, как единства). Здесь названная форма общественного сознания имеет уже не одно (мораль), а три необходимых проявления. К ним относятся политика и право, и они связаны именно с наличием коренных противоположных, противоречащих интересов.

Однако, прежде чем говорить о политике и праве, отметим еще немаловажное обстоятельство. Хоть рассматриваемая форма общественного сознания освещается через призму действий индивидов, чувства и мысли индивидов необходимо присутствуют, мы не отвлекаемся от них полностью. Они присутствуют в качестве подчиненных моментов при доминировании действия.

В морали главное – моральный (или аморальный) поступок, действие. Вместе с тем, действие совершается не само по себе, но мыслящим и чувствующим индивидом. Следовательно, мы можем выделить: моральные (аморальные) действия, чувства, мысли. Например, действие в соответствии с моральным чувством, переживанием – действие по совести. Действие с моральными мыслями – действие в соответствии с долгом. Конечно же, в действительности не существует полного отрыва чувств, мыслей, и действий друг от друга, возможно преобладание какого-либо качества в индивиде. К примеру, для людей художественного типа характерно моральное поведение преимущественно в соответствии с совестью, а для людей мыслительного типа – преимущественно в соответствии с долгом как таковым.

Широко распространено мнение, что если не для общественного сознания, то для морали характерен ценностный, аксиологический подход. Следовательно, скажем, моральное или аморальное суждение есть главным образом оценочное суждение. Такое мнение представляется сомнительным по следующим причинам.

Сама терминология «ценность», «оценка» возникла в мире товарно-денежных отношений, в которых цена – это денежная форма стоимости, цена выражает стоимость. В таком мире непосредственно на первый план выступает количественная определенность меновых стоимостей.

Всякое сознание предполагает сравнение людей друг с другом, и себя (носителя сознания) с другими людьми, то есть приравнивание. Приравнивание стало главным в обществе, где господствует обмен продуктами труда, производства, где важным является приравнивание разных вещей друг к другу. Так как рабочая сила тут наиболее существенный товар, вещь, имеющая стоимость, то происходит приравнивание рабочих сил различных людей. Поэтому и в общественном сознании на авансцену выступает идея равенства, т.е. идея одинаковости изолированных индивидов (а не идея различия объединенных людей).

Напротив, в обществе, в котором господствует единство материальных интересов, существует единство людей через их подлинную, а не кажущуюся разность. Люди едины через отличие их друг от друга; личностные особенности одного человека подлинно интересны другому. В этих условиях выбор морального действия совершается не с помощью внешней мерки, навязанной шкалы ценностей, низводящей все до количества, а совершается как то, что способствует и собственному развитию индивида, и развитию других людей при сохранении их индивидуальных особенностей. Т.е. выбор морального действия происходит как внутренняя необходимость принесения пользы другим людям, ибо только через это оказывается возможным собственное развитие в главном, основном.

Парадоксально, но факт, что если люди по преимуществу изолированы друг от друга материальными интересами, то их связь осуществляется преимущественно через установление одинаковости изолированных индивидов, а отсюда и в общественном сознании преобладает стремление людей быть либо одинаковыми, похожими друг на друга, либо выделиться своей, полной внешней непохожестью при внутренней одинаковости. Если же люди объединены материальными интересами, то в общественном сознании преобладает стремление людей быть самими собой, своеобразными, ради глубинного развития себя и других людей.

Итак, сознание предполагает сравнение, приравнивание людей друг к другу. Но лишь сравнение есть приравнивание людей друг к другу как изолированных. Внутреннее единство есть единство различного, единство через различие. Сознание людей, как отражение внутреннего единства людей есть сознание людей как единых в своем различии. К поступкам подходят не с внешней меркой, не с эталоном, находящимся вне личности, а главным образом так, что моральное действие входит в ядро личности, моральность личности совпадает с развитием индивида в качестве личности.

Сохранение моральности в качестве внешней мерки и приравнивания себя к ней может приводить к несовпадению  моральности личности с чем-то другим, существенным в развитии индивида как личности. Следовательно, рамки некой «абсолютной» морали могут оказаться губительными для различных существенных сторон развития личности.

Второе проявление — в политике

Второе проявление рассматриваемой формы общественного сознания – это политика. Стоит отметить, что политика в развитом обществе естественным образом отомрет. В силу важности политики для современности, мы рассматриваем политику, отступая от логического анализа. Итак, политика как одно из проявлений общественного сознания есть действия сознающих и самосознающих индивидов как борющихся, противостоящих друг другу по причине наличия противоположности материальных интересов, причем политическое сознание и самосознание с необходимостью есть осознание той или иной связи с обществом как целым. Существенно различные, противоположные и противоречащие материальные интересы могут быть между индивидами, между индивидом и обществом, между индивидом и той, или иной частью общества, между частями общества, между частью общества и всем обществом. Политическое отношение есть отношение между ними постольку, поскольку коренное расхождение материальных интересов осознается, и действия направляются этим сознанием.

Политика главным образом есть действия, направляемые сознанием наличия противоречий, основанных на существенных различиях материальных интересов, сознанием противоречия того, кто действует, по отношению к тому, против кого действие направлено.

Политика есть необходимо борьба за какой-то материальный интерес (интересы), против другого, существенно отличного, противоположного  интереса (интересов), борьба, в которой возможны либо победа, либо поражение, либо равновесие сил (оно является неустойчивым и преходящим), борьба, в которой плохо ли, хорошо ли сознается тот материальный интерес (интересы), за который она ведется.

И в политике мы можем различать политические действия, мысли и чувства. Однако, сознание коренной противоположности интересов требует по преимуществу мыслей; вместе с тем это не означает того, что политические эмоции, чувства не играют важной роли.

Когда говорят о субъектах политики, имеют в виду наличие между ними различных противоречащих материальных интересов. В силу этого в политической борьбе маловероятно и малоустойчиво равновесие сил; коренные противоречия интересов всегда побуждают одну из проигравших сторон к реваншу.

При наличии противоречащих материальных интересов носители победивших, господствующих материальных интересов навязывают побежденной стороне свои интересы так, как будто они есть в то же время материальные интересы побежденной стороны. Это — третье проявление рассматриваемой формы общественного сознания, право. С точки зрения логического рассмотрения, анализ права есть такое же отступление, как и политика, в силу того, что в развитом коммунистическом обществе право тоже отомрет.

Третье проявление — в праве

Право есть главным образом действия носителей по­бедивших, господствующих материальных интересов, направленные на навязывание побежденным своих ма­териальных интересов как собственных интересов по­следних. Право эксплуататорских обществ принципи­ально отлично от права социалистического общества, ибо в эксплуататорском обществе имеет место противо­положность, а в социалистическом — единство, совпаде­ние коренных материальных классовых интересов при сохранении существенных различий как интересов клас­сов, так и личных и общественных интересов.

Следовательно, правовое сознание есть сознание ма­териального интереса носителей господствующей сторо­ны, навязываемое подчиненным, имеющим противореча­щие, противоположные или просто существенно иные интересы, как собственное сознание последних (т.е. — подчиненных).

Все три перечисленных проявления есть проявления одной формы общественного сознания, а именно такой, которая образуется посредством преломления содержа­ния общественного сознания преимущественно через призму действий сознающих (и самосознающих) индиви­дов.

Чувства и мысли сознающих (и самосознающих) ин­дивидов также включаются в эту форму, но лишь в под­чиненной роли, в том «освещении», которое им придает преобладающее значение действий этих сознающих (и самосознающих) индивидов.

Ключевые моменты

  1. В производственных отношениях индивиды взаимодействуют не как просто биологические существа, а как личности. Рассмотрение производственных отношений со стороны взаимоотношений личностей есть рассмотрение социального в обществе, человеческого в человеке. Личность обладает сознанием и самосознанием, индивидуальное сознание является частью общественного сознания. Личность существует только в коллективе, ее образование — это одновременно и выделение личности из коллектива, и осознание своего единства с ним.
  2. Общественное сознание существует объективно относительно индивидов, но общественное сознание может реализовываться только в головах индивидов. Объектом общественного сознания являются производственные отношения. Общественное со-знание есть совокупность знаний отдельных индивидов о производственных отношениях, своем месте в них и о взаимодействии этими индивидами (личностями). Знание подразумевает потребность в изменении объекта познания, соответственно со-знание имеет целью познание и  возможность изменения производственных отношений.
  3. Смена одних производственных отношений другими зависит от су­ществующего способа производства и спектра возмож­ностей его изменения, заключенного в нем самом, а также от того, как и насколько люди осознают имеющиеся возможности. Личность имеет свободу выбора и свободу действий на основе своего понимания и своих чувств. Осознанные, осмысленные действия личностей —  и есть субъективный фактор в истории.
  4. Общественное сознание имеет свое содержание и формы. Форма общественного сознания, в которой преобладает действие, наиболее явно проявляется в таких сферах, как мораль, политика и право.  Мораль оперирует понятиями Добра и Зла. Однако соотнесение с добром и злом должно производиться в масштабах человечества как “целого”, потому что действия, соответствующие материальным интересам части общества (или индивида), могут идти вразрез с интересами этого “целого”.. Все действия личностей соответствуют, в глобальном смысле, или добру, или злу. Добрые действия — действия, направленные на сохранение и развитие всего человечества как целого. В обществе с преобладанием единства материальных интересов главенствуют добрые действия.
  5. Такие проявления этой формы сознания, как политика и право, имеют исторический характер и имеют место быть только на определенных этапах развития общества.
  1. Еще раз напомним о детях Маугли — стать личностью вне человеческого общества невозможно
  2. Подчеркнем еще paз науки об обществе в той мере, в какой они пред­ставляют собой познание, знание общества, изучают общество как объект в формах собственно общественного сознания (и в науках, поскольку они отно­сятся к этим формам) отражаются люди как субъекты и связи, отношения людей как связи, отношения субъектов, активных, действующих, чувствующих, мыс­лящих людей
  3. Осознание средств и способов достижения внутреннего, сущности начи­нается задолго до возникновения теории познания как особой области знания, задолго до возникновения наук Мышление о мышлении развивается, представ­ляет собой процесс. Исторически мышление о мышлении образуется сначала как еще не обособившийся момент, как момент синкретического восприятия людей
  4. Когда говорится о формах общественного сознания, то имеется в виду (отдают себе в этом отчет или нет — безразлично) оформившееся, сформировавшееся, т. е. зрелое, общественное сознание. Относительно несформировавшегося общественного сознания и постольку, поскольку оно не сформировалось, целесообразнее говорить о различных сторонах, моментах общественного сознания. Форма общественного сознания, в отличие от других форм, есть некое определившееся и относительно самостоятельное особое образование
  5. Наука есть главным образом форма знания, форма познания. В той мере, в какой знание, познание необходимо включают в себя сознание и едины с сознанием, наука представляет собой также форму общественного сознания. Тем не менее наука, по преимуществу, все же форма знания, форма познания
  6. Мы рассматриваем здесь общество в логическом аспекте (с позиции зрелого человеческого общества, осознающего свою целостность). А логический способ исследования, указывал Ф. Энгельс, есть «отражение исправленное, но исправленное соответственно законам, которые дает сам действительный исторический процесс, причем каждый момент может рассматриваться в той точке его развития, где процесс достигает полной зрелости, своей классической формы» [1, т. 13, с. 497]. Поэтому если возникнет, например, вопрос: относится ли это к первобытному обществу, то такой вопрос будет основываться на непонимании специфики логического способа исследования
  7. «Экономические отношения каждого данного общества проявляются прежде всего как интересы» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 18, с. 271)
  8. Нужно уточнить, что добро и зло — это основные категории этики, употребляемые при нравственных оценках отдельных явлений, поступков, побудительных мотивов деятельности людей. Добро – это этическая категория, обозначающая совокупность положительно оцениваемых классом, обществом или отдельными людьми условий жизни, а также нравственных действий, принципов и норм поведения. Зло – категория, обозначающая отрицательные явления в общественной и личной жизни человека, составляющие предмет нравственного осуждения и порицания. Добро противоположно Злу, отрицает его (и наоборот)
  9. В качестве примера можно привести рабовладение — в условиях неразвитости производительных сил разделение людей на рабов и рабовладельцев привело к высвобождению части общества и способствовало возникновению и развитию наук, что является в конечном счете добром для человечества как целого

Видеолекции

  1. Диалектико-материалистическое понимание общества
  2. Общественное сознание и его идеологические формы
  3. О марксистском подходе к морали (24.10.1998, неполная запись)

Литература

Обязательная литература:

  1. В.А. Вазюлин. Логика истории. Вопросы теории и методологии. Глава: 4 «Явление и действительность человеческого общества» (от начала главы до рассмотрения формы, фиксируемой через действия, включая Право)
  2. М.Корнфорт. Диалектический материализм.  Т.3 «Теория познания» Часть 1 «Природа и возникновение духа» Главы 3 и 4
  3. Б.М. Теплов Психология Главы 1 и 2
  4. Марксистско-ленинская диалектика (пятитомник)

Дополнительная литература:

  1. Ф. Курт Основы зоопсихологии
  2. Б.М. Теплов Психология
  3. П. Павлидис Личность в постмодернистском восприятии. К противоречиям современного образования.

Вопросы к лекции:

  1. Какую роль на ваш взгляд сыграли реформы Петра Первого в истории России, было ли в них больше зла или больше добра?
  2. Пригодны ли религиозные нормы морали (заповеди) в качестве общечеловеческих, вечных норм? Почему?
  3. Президент страны и дворник-мигрант — кто из них личность? Что вы можете сказать о личности на примере этого сравнения?
  4. Является ли политическая борьба задачей конкретных специалистов (политиков)? Насколько уместны рассуждения о законности и незаконности смены власти в результате революций, как далеко простираются правовые нормы в историческом масштабе?
  5. Какую роль сыграл марксизм (как теория) в свершении революции 1917-го года (каким было его влияние на произошедшие перемены в производственных отношениях)?